Бурятская архитектура: юрты и дацаны
Бурятская архитектура: юрты и дацаны

Жилищем бурят издавна служили юрты из войлока – такие сборные жилища легко можно перевезти на новое место, что, несомненно, удобно для народа, который издревле вел кочевой образ жизни. Однако термин бурятская архитектура применим, прежде всего, к архитектуре дацанов – религиозных буддийских храмов. 

В 17 веке по образу ведения хозяйства буряты были скотоводами с элементами кочевания – кочевали они в зависимости от времени года, из летних улусов в зимние. Так, улусы-летники располагались на пастбищах, где для проживания ставились юрты. Создавалась вспомогательная инфраструктура в виде навесов, загонов, печей для выпечки хлеба, колодцев, поилок для скота. С наступлением зимы летник покидали до первой весенней травы, перекочевывая на зимник. Улусы-зимники располагались на окультуренных лугах (утугах) и состояли из одного или нескольких домов русского типа, находившихся рядом с ними деревянных юрт и хозяйственных построек для содержания скота, пишет Иркипедия.


В Прибайкалье строились шести- и восьмиугольные деревянные юрты с покатой крышей, поддерживаемой в центре четырьмя столбами. С вхождением в состав России началось сооружение деревянных крепостей, каменных церквей и монастырей, усилился рост городов. В первой половине XIX века в Троицкосавске (ныне Кяхта) и Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) был возведён ряд классицистических зданий (Троицкий собор в Кяхте, гостиный двор в Улан-Удэ и др.). Проникновение ламаизма вызвало в XVIII-XIX веках строительство дацанов (монастырей), в формах которых переплетались центрально-азиатские и местные традиции. Храмы завершались 1-2-мя ярусами лёгких павильонов с крытыми галереями и изогнутыми крышами. Для отделки применялись резьба по дереву, яркая раскраска и роспись.

Дацанами (от тибетского «монастырская школа»)  могут быть  как большие монастырские архитектурные комплексы, в которых расположены разные культовые постройки: различного рода храмы, ступы и учебные корпуса, где можно получить  буддийское образование; так и отдельно стоящие здания -храмы, выполняющие и  религиозные,  и образовательные функции.  Также существуют синонимичные  понятия: тибетское  дуган и бурятское сумэ для обозначения  храма в тибетском буддизме. Часто это небольшие храмы, посвященные определенному Будде, Бодхисаттве или Йидаму. Архитектура таких дацанов, дуганов (сумэ) отличается разнообразием стилей, среди которых сформировались три основных: тибетский стиль, китайский и  монгольский, приводит данные Буддийская энциклопедия

Тибетский стиль выражен в наклоне стен, ступенчатых объемах, и пирамидальности архитектуры, когда масса здания убывает по вертикали. Также характерным отличием тибетского стиля стали яркий полихромный декор и  наличие массивного фриза темнокрасного цвета. Стены дацанов в тибетском стиле наклонены внутрь, поскольку храмы Тибета строились из камня или кирпича без связующего раствора, что сказывалось на форме конструкции. За счет ступенчатых объемов храм кажется вытянутым вверх. Китайский стиль отличает ярусность, загнутые кверху, устремленные в небо, уголки крыш и наличие вестибюля, отделяющего гомпу - зал для проведения медитаций, от входа и служившего для отсечения холодного воздуха. Характерный элемент китайского стиля - фигуры львов на входе в главный храм.  Китайский стиль попал в Бурятию через Монголию, на которую большое влияние оказал Китай.  Монгольский стиль характерен тем, что в нем сложился тип храма в виде национального жилища - юрты.

В Бурятию традиции архитектуры пришли как из Тибета,  так и из Монголии, на которые в свою очередь оказывал влияние китайский стиль. Поэтому в бурятских дацанах тибетский, китайский  и монгольский стили стали взаимодополнять друг друга. Кроме того, они были несколько видоизменены под влиянием ряда факторов: некоторой изоляции бурят от иностранных контактов после вхождения Бурятии и Забайкалья в состав России, из-за чего здания строились местными мастерами с учетом географических и климатических особенностей.  На формирование бурятского стиля  оказала свое влияние и русская архитектурная традиция. 

В постройке первых деревянных и каменных зданий дацанов у бурят принимали участие русские каменщики и плотники, из-за чего прослеживалось влияние традиций русского церковного зодчества, планировка зданий была крестообразной.

Первые образцы бурятских дацанов с крестообразной архитектурой, в плане выглядели следующим образом: к основному квадратному залу пристраивалась алтарная часть с севера, вестибюль со входом с юга, с востока и запада делались пристрои, служившие вспомогательным целям. Главным фасадом считался южный, именно он был наиболее богато украшен. Вестибюль со временем стал отличительной чертой бурятской архитектуры, возводимой с учетом довольно сурового морозного климата. Над каждым пристроем здания возводилась отдельная крыша. Их края сначала делались прямыми.  Периметр здания часто опоясывала галерея с колоннами для ритуального обхода. Северная алтарная часть здания строилась глухой, без окон. Примером такого хама стал Цогчен-дуган в Цонгольском дацане. Позднее уголки крыш стали загибать вверх под влиянием китайского стиля.


Во второй половине XIX века в Бурятии появился новый тип буддийских храмов, отличавшихся архитектурным планом, в основе которого теперь был квадрат. Ступенчатость архитектуры сохранилась, но теперь она получила развитие в виде галерей и колоннад на верхних этажах. Храмы стали ярко украшаться, декор отличала полихромия, по аналогии с тибетской архитектурой. Крыша окончательно приобрела форму с приподнятыми к небу концами, в китайском стиле, концы крыши стали украшаться фигурными элементами в виде языков пламени, на бурятском языке - дулэ (пламя).  Дацаны стали превращаться в монастырские архитектурные комплексы, с целым рядом культовых сооружений и других построек. В этом случае среди всех храмов-дуганов внутри дацана есть главный центральный  Цогчен-дуган, «дом всеобщего собрания», Соборный храм. В каждом дацане строились сумэ, иногда их количество достигало двух десятков. Каждый храм был посвящен какой-то одной теме. Ступы-субурганы строились в ознаменование важных событий. На строительство дацанов в то время требовалось разрешение российского правительства, в то время как на создание ступ  - нет. Здания ориентировались по сторонам света. Входы в дацан делались со всех четырех сторон, по принципу мандалы.

При этом с севера, востока и запада делались небольшие калитки. А на юге располагались главные ворота - богдойн халга. Это были священные ворота, открывавшиеся только в особо торжественных случаях. В другое время в дацан входили через калитки. По тому же принципу мандалы Цогчен-дуган строился в центре дацана, а прочие дуганы и сумэ вокруг него. От главных ворот к Цогчен-дугану вела мощенная дорожка, называемая «священный путь». Основным строительным материалом бурятских дацанов было дерево. Анинский дацан стал первым из известных бурятских храмов, построенный из камня.

Отметим, два из 17 храмов, памятников бурятской культовой архитектуры 18-19 веков, сохранились до наших дней. Это Тамчинский и Иволгинский дацаны. Иволгинский Дацан был открыт в 1945 году как единственный буддийский духовный центр в СССР. С течением времени из небольшого «Хамбинского сумэ» он преобразился в монастырский комплекс с резиденцией Хамбо-ламы, главы буддистов России. Постепенно сложился монастырский комплекс, ставший местом тяготения паломников и туристов. Алтари и интерьеры храмов комплекса украшают подлинные произведения искусства. 196 объектов (танки, скульптура) определены как движимые памятники и находятся под охраной государства. В 1991 году при Дацане создан буддийский институт Даши Чойнхорлин, где в настоящее время обучаются около 100 хувараков-студентов.


 Дацан охраняется государством как памятник культового зодчества. Дацанский комплекс представлен главным храмом Согшин-дуганом, Майдрин-сумэ, Деважин,Сахюусан-сумэ. Кроме этого, на территории монастыря располагаются здания библиотеки, факультета философии Чойра, учебный корпус буддийского института Даши Чойнхорлин, гостиница, музей памятников буддийского искусства, священные ступы-субурганы, различные служебные помещения и дома лам.

Давным-давно это было. Тот, кто рассказывал мне эту сказку, слышал ее от деда, а тот в свою очередь тоже от деда своего.

В распадке меж острых скал и высоких гор, около реки Уды, жил кочующий охотник-тофалар. Звали его Кууламай.

Имел Кууламай лук и стрелы, хранил их в деревянном кобыре, который носил за спиной.

[Кобыр - колчан. ]

Была у охотника жена Маймаяк. Долго они жили вместе, но детей не было, а чужих растить никого не взяли.

Жили в стойбище Кууламая Мунго и Халяй. Мунго вместе с Кууламаем на охоту ходил, дичь приносил, соболя промышлял. А Халяй за оленями смотрела, шила из шкур изюбря и лося покровы к чуму, а при перекочевке вместе с Маймаяк вьючила оленей и вела караван.

Кууламай часто горевал, что нет у него детей. Однажды он обратился к шаману:

- Скажи, глубокопочитаемый Мээркпан, почему у меня детей нет? При камланиях ты много видишь, посещаешь верхний, средний и нижний миры. Попроси у Бурхана для меня ребенка. Я ему в жертву оленей отдам...

Надел Мээркпан свой плащ со множеством жгутов, вышитый оленьим волосом и перьями птиц, надел головной убор с перьями от черного гуся, взял бубен, колотушку и начал шаманить. Долго бил Мээркпан колотушкой, прыгал вокруг костра, а потом упал, обессилев. А когда отдышался шаман, стал говорить Ку-уламаю:

- Найди крыло молодого орла. Из этого крыла я сделаю ээрэн, тогда у вас будут дети.

[Ээрэн - шаманский пояс. ]

Кууламай знал две скалы, где жили орлы. С отвесной стороны этих скал были пещеры. Кууламай говорит Мунго:

- Сегодня мы возьмем длинные ремни, залезем на скалу с пологой стороны, а потом ты спустишь меня в пещеру к орлам.

Взяли они ремни и пошли. Поднялись на скалу. Привязался ремнями Кууламай крепко и велел Мунго понемногу спускать его. Так, цепляясь за острые выступы скалы, пробирался охотник до пещеры, где было орлиное гнездо.

Как только ослабли ремни, Мунго почувствовал, что Кууламай добрался до места. Тогда Мунго бросил ремни, а сам спустился со скалы и пошел к стойбищу.

Давно он хотел погубить Кууламая, забрать его оленей и жениться на Маймаяк, - с ней был уже в сговоре, но все никак не мог решиться. Теперь надеялся, что Кууламай умрет в пещере без пищи и воды.

Пришел Мунго на стойбище и рассказал, что сорвался Кууламай в пещеру и разбился.

Вскоре Маймаяк вышла замуж за Мунго, а мужа совсем забыла и вспоминать о нем не хотела. Только одна Халяй не верила словам Мунго и чувствовала сердцем что-то неладное.

Наступило лето. Жара донимала и оленей, и людей. Мунго перекочевал в горы, где летом всегда бывает прохладно.

Кууламай в это время жил в пещере с орлицей и тремя маленькими орлятами. Сначала орлица хотела сбросить его вниз, ведь она знала, зачем пришел сюда этот человек, но посмотрела ему в глаза и раздумала. Она приносила кабаргу, зайцев, глухарей. Кууламай разрывал их на куски и делил на равные части. Во время дождя он подставлял ладони под скалу, собирал капли и пил их. А в сильную жару, когда скала была суха, он лизал пот, который появлялся у носа орлят. Орлица приносила в клюве капли речной воды, но их было мало, и Кууламай всегда хотел пить.

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия