Гутал: национальная обувь своими руками
Гутал: национальная обувь своими руками

«Чтобы понять человека, попробуй пройти в его обуви хотя бы милю», - примерно так гласит народная поговорка. Сейчас процесс производства такого индивидуального предмета гардероба, как обувь, на больших производствах давно автоматизирован. Между тем, полностью вручную ее уже больше десяти лет делают в Бурятии. Как это происходит, в нашем материале.

3.jpg

Идея создавать национальную обувь в Бурятии на кафедре технологического университета родилась еще в конце восьмидесятых. Первую колодку заказали в Ленинграде, затем выпускница ВСГУТУ Галина Егорова (сейчас она  директор малого инновационного предприятия «Гутал», в переводе с бурятского обувь) защитила диплом по специальности и стала сама проектировать модели. Обувь начали делать во времена большого дефицита, когда людям буквально было нечего носить и продукция пользовалась спросом. Так понемногу вошли в рынок, хотя и сейчас свое предприятия Егорова не считает ни малым, ни средним бизнесом – это, скорее, производственный участок, говорит она. В штате у Галины всего пять человек и все делается вручную, что придает еще больше ценности конечному продукту.

- Людей, настоящих умельцев, с хорошими руками найти трудно. Не каждому это под силу. Сейчас все куда-то торопятся, а в нашем деле ценится усидчивость, глазомер, ведь это очень кропотливая работа, - говорит женщина. - Мы хотим возродить то, чем занимались наши предки, наши бабушки и дедушки, наши родители, но что мы как-то растеряли.

От колодки до волка и скорпиона

Колодка для национальной обуви разработана специально для Бурятии, но и нынешние сапоги можно считать традиционными. Как говорит Галина Егорова, единственное, что отличает нынешние модели от тех, что делали наши деды, это то, что можно отличить - где правый, а где левый сапог. Раньше даже такого понятия не было, вся обувь была одинаковой. В производстве обуви, рассказывает Галина, используются только российские материалы, все необходимое участок закупает в местных специализированных магазинах. Небольшие объемы производства не требуют больших закупок за пределами региона. Применяется при изготовлении не только овчина и другой натуральный мех, но и замша, и лак, чтобы орнамент лучше выделялся на модели.

4.jpg

Обувь начинается с эскиза – его готовит сама Галина Клементьевна. По ее словам, она старается его сделать не сложным, чтобы по нему можно было потом легко скроить и сшить обувь. По эскизу выкраивают будущие сапоги, затем отдельно вырезают орнаменты. В основном, на гуталах используются животные мотивы. Для того, чтобы узнать, можно ли вообще использовать определенный орнамент на обуви, Егорова обратилась к ламе, который уже давно не проводит службы, но сам занимается творчеством, расписывая сундуки.

1.jpg

- Он одобрил мои эскизы и вот уже сколько лет я ими пользуюсь. На сапогах можно увидеть, например, бараньи рога, цветы, листья, - показывает она на готовую обувь.

Но это, как она говорит, не предел. Бывает, что заказчики приходят со своими эскизами. Так, один из заказов поступил от борцов, которые попросили изобразить на обуви волка, еще один заказчик принес с собой рисунок скорпиона. Решить эту задачу позволяет единственная современная машина на участке, позволяющая вышить изображение чего угодно. Готовый орнамент наклеивают на кожу и прошивают, затем к заготовке сапога подшивается подклад – так выглядит заготовка будущих национальных сапожек.

Теперь к делу приступают мастера не только с умелыми, но и сильными руками: заготовку надо затянуть по колодке, плотными нитками пришить два слоя, предшествующих подошве. Подошва – дело особенно ответственное, от ее качества будет потом зависеть, замерзнут ноги у человека или нет. Делается подошва так: сначала мастер пришивает стельку, затем вторую, войлочную подошву, или так называемый рант. После этого мастер пришивает к сапогу всю толстую и многослойную подошву.

5.jpg

Процесс производства практически не автоматизирован, исключение составляют швейные машинки. Помимо этого в работе помогают шлифовальные машины, которыми мастера пользуются, чтобы доработать готовую модель, есть также машина для сбора меха и точильный станок. Все остальное здесь делают руками.  

6.jpg

Традиция или мода?

Ассортимент и размерный ряд инновационного предприятия «Гутал» все время пополняется, ведь заказы поступают абсолютно разные. Если раньше цех мог простаивать осенью или в начале лета, то сейчас заказы поступают регулярно – так, к новому сезону предстоит изготовить около 150 пар обуви. По словам Галины Егоровой, заказывать обувь поначалу приходили, в основном, люди старшего поколения, для которых обувь в национальном стиле – дань традиции, своей молодости, своим отцам. Сейчас уже обращаются люди самых разных возрастов и профессий, заказы поступают и от целых ансамблей, приходят ламы и шаманы. Заказывают не только взрослую, но и детскую обувь. Кроме того, подчеркивает Егорова, популярность национальной обуви растет среди молодежи – этнические мотивы сейчас в тренде и модницы этим с удовольствием пользуются. Тем более, что обувь на предприятии выпускают качественную и стильную – она хорошо смотрится как на молодых людях, так и на девушках. Галина Егорова надеется, что эта тенденция будет только крепнуть и разрабатывает новые эскизы.

2.jpg

Давным-давно это было. Тот, кто рассказывал мне эту сказку, слышал ее от деда, а тот в свою очередь тоже от деда своего.

В распадке меж острых скал и высоких гор, около реки Уды, жил кочующий охотник-тофалар. Звали его Кууламай.

Имел Кууламай лук и стрелы, хранил их в деревянном кобыре, который носил за спиной.

[Кобыр - колчан. ]

Была у охотника жена Маймаяк. Долго они жили вместе, но детей не было, а чужих растить никого не взяли.

Жили в стойбище Кууламая Мунго и Халяй. Мунго вместе с Кууламаем на охоту ходил, дичь приносил, соболя промышлял. А Халяй за оленями смотрела, шила из шкур изюбря и лося покровы к чуму, а при перекочевке вместе с Маймаяк вьючила оленей и вела караван.

Кууламай часто горевал, что нет у него детей. Однажды он обратился к шаману:

- Скажи, глубокопочитаемый Мээркпан, почему у меня детей нет? При камланиях ты много видишь, посещаешь верхний, средний и нижний миры. Попроси у Бурхана для меня ребенка. Я ему в жертву оленей отдам...

Надел Мээркпан свой плащ со множеством жгутов, вышитый оленьим волосом и перьями птиц, надел головной убор с перьями от черного гуся, взял бубен, колотушку и начал шаманить. Долго бил Мээркпан колотушкой, прыгал вокруг костра, а потом упал, обессилев. А когда отдышался шаман, стал говорить Ку-уламаю:

- Найди крыло молодого орла. Из этого крыла я сделаю ээрэн, тогда у вас будут дети.

[Ээрэн - шаманский пояс. ]

Кууламай знал две скалы, где жили орлы. С отвесной стороны этих скал были пещеры. Кууламай говорит Мунго:

- Сегодня мы возьмем длинные ремни, залезем на скалу с пологой стороны, а потом ты спустишь меня в пещеру к орлам.

Взяли они ремни и пошли. Поднялись на скалу. Привязался ремнями Кууламай крепко и велел Мунго понемногу спускать его. Так, цепляясь за острые выступы скалы, пробирался охотник до пещеры, где было орлиное гнездо.

Как только ослабли ремни, Мунго почувствовал, что Кууламай добрался до места. Тогда Мунго бросил ремни, а сам спустился со скалы и пошел к стойбищу.

Давно он хотел погубить Кууламая, забрать его оленей и жениться на Маймаяк, - с ней был уже в сговоре, но все никак не мог решиться. Теперь надеялся, что Кууламай умрет в пещере без пищи и воды.

Пришел Мунго на стойбище и рассказал, что сорвался Кууламай в пещеру и разбился.

Вскоре Маймаяк вышла замуж за Мунго, а мужа совсем забыла и вспоминать о нем не хотела. Только одна Халяй не верила словам Мунго и чувствовала сердцем что-то неладное.

Наступило лето. Жара донимала и оленей, и людей. Мунго перекочевал в горы, где летом всегда бывает прохладно.

Кууламай в это время жил в пещере с орлицей и тремя маленькими орлятами. Сначала орлица хотела сбросить его вниз, ведь она знала, зачем пришел сюда этот человек, но посмотрела ему в глаза и раздумала. Она приносила кабаргу, зайцев, глухарей. Кууламай разрывал их на куски и делил на равные части. Во время дождя он подставлял ладони под скалу, собирал капли и пил их. А в сильную жару, когда скала была суха, он лизал пот, который появлялся у носа орлят. Орлица приносила в клюве капли речной воды, но их было мало, и Кууламай всегда хотел пить.

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия