Возрождение литейной традиции Бурятии
Возрождение литейной традиции Бурятии

Искусные мастера художественной мастерской Иволгинского дацана «Эрхим дархан» уже второй год возрождают литейные традиции. Мастерская открылась на территории дацана в 2014 году благодаря поддержке президента России Владимира Путина. О том, как изготавливаются уникальные скульптуры в мастерской, прославившей Бурятию – в нашем материале.

Идею воссоздания существовавшей до 1930-х годов прошлого столетия традиции изготовления в бурятских дацанах всей ритуальной атрибутики, элементов внутреннего и внешнего декора буддийских храмов, создания скульптур и статуй Божеств буддийского пантеона поддержал президент России Владимир Путин. Именно на выделенные им денежные средства удалось наладить производство. В этом же году известный бурятский скульптор Даши Намдаков предложил выпускать копии своей скульптуры «Маленький Будда».  После посещения мастерской летом 2015 года он отметил, что литье подобного качества он редко встречал в России. Отметим, что мастерская также занимается изготовлением художественной скульптуры, декоративных элементов, деталей интерьера, сувенирной продукции. В марте 2015 года был открыт цех по производству бурятских четок. Литейный цех мастерской «Эрхим Дархан» оснащен техническим оборудованием мирового уровня и использует в своей работе  трехкоординатный фрезерный станок, 3-д принтер и сканер  для объемной печати и сканирования.

мастер за работой.jpg 

Изготовление скульптуры основано на традиционных технологиях, появившихся еще в древней Индии. Сначала мастер изготавливает модель из воска. Далее по ней создается форма. Саму скульптуру отливают из бронзы, в основе которой находится медь, с добавлениями цинка, олова и других металлов в незначительных количествах. Как отмечают в мастерской, монгольские народы были известны еще с древности как «железоделатели» - кузнецы, ювелиры и литейщики.

IMG_20160111_144132.jpg 

IMG_20160111_142957.jpg 

Новым витком возрождения литейной традиции стало открытие галереи искусств народов Азии в Иволгинском дацане, построенной благодаря меценатам многопрофильной компании «Номто», которые оказывают в республике поддержку в развитии спорта, а теперь и искусства. В экспозиции галереи можно в полной мере оценить работы мастеров «Эрхим Дархан». Как подчеркивают создатели галереи, произведения тут отличает то, что сделаны они не одним мастером, что в свою очередь отражает процесс возрождения литейной традиции в более широком масштабе, чем раньше. Это подчеркивает и старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа, хранитель Тибетской, Монгольской и Хатанской коллекции, кандидат исторических наук Юлия Илюхина, прибывшая в республику на открытие галереи. По ее словам, если раньше каждая подобная скульптура была в единственном экземпляре, в современных условиях есть возможность их тиражировать. Однако, открытие галереи она видит как продолжение традиций изготовления в дацанах ритуальных предметов и написания танка.

эрхим3.jpg 

- Это, наверное, впервые, когда на территории дацана открывается галерея, где представлены не только буддийские, но и образцы светского искусства, - добавила Илюхина. – Надеюсь, что это направление будет развиваться и дальше, тем более, что в буддизме около тыс. божеств. И будет неплохо, если все дацаны в Бурятии будут иметь собственные скульптуры. А верующие смогут получить впечатления на праздник, приобретя себе бронзовый символ года.

Обезьяна.jpeg 

Среди скульптур галереи и божества буддийского пантеона, и традиционные, светские сюжеты. В числе буддийских образов - Будда Шакьямуни, Ваджрасаттва и Арьябала или Авалокитешвара, божество милосердия и сострадания. К этой же категории произведений относится и скульптурное изображение Пандито Хамбо ламы Дашидоржи Итигэлова.

- Как правило, в буддизме лама чаще не имел подобных черт, поскольку важнее всего была просветленная природа Учителя, - отмечает гендиректор художественной мастерской Дид Хамбо лама Дагба Очиров. – Здесь же Итигэлов наделен портретными особенностями.

Как отражение важного места в буддийских духовных практиках  - молитвы – выставка включает скульптуры под названиями «Хуварак» (ученик, послушник), «Молитва» и «На просторах Космоса». Светские сюжеты экспозиция мастеров «Эрхим Дархан» отражают статуэтки борцов, лучников и всадников, наделенные динамичностью и экспрессией. Все они одеты в традиционные костюмы с благопожелательными орнаментами. Особое место, по словам создателей галереи,  в ней занимают образы животных, некоторые из которых входят в 12-летний календарный цикл: овца, собака и обезьяна.

эрхим4.jpg 

девочка с дев3.jpg 

Вдохновением для художественного руководителя и самих мастеров служат идеи самих жителей республики. Мастерская регулярно проводит конкурс эскизов, лучшие из которых приобретают форму в руках скульпторов и чеканщиков. Таким стал эскиз с изображением обезьяны-символа 2016 года, который отправил победитель конкурса, приуроченного к Сагаалгану. 108 бронзовых фигурок обезьян изготовлены в первые дни Нового Года по лунному календарю. По словам генерального директора мастерской Дагбы Очирова, все они будут освящены у Пандито Хамбо Ламы Итигэлова, и каждый желающий сможет приобрести их в Иволгинском дацане.

- Разные по форме обезьяны символизируют бесконечность, счастье, отказ от всех злых поступков, желание делиться добротой со всеми живыми существами, - рассказал Очиров.

Вероятно, самой необычной скульптурой является «Принцесса Великих степей», которая, как отмечают эксперты, весьма характерна для искусства периода постмодернизма, и сочетает в себе разные элементы философии. На ее удлиненном теле можно увидеть мировое дерево и водопад,  волосы, разделенные на две части на монгольский манер, представляют собой фигуру коня. У ноги женщины стоит ребенок. Таким образом, выражена идея женщины создательницы и столпа мира.

эрхим2.jpg

В первые 15 дней Сагаалган в Иволгинский дацан на хуралы приезжают люди со всей Бурятии и соседних регионов. Родину в дни праздника и посетил бывший сенатор и экс-депутат Народного Хурала Бурятии Иннокентий Егоров, который поделился, что нигде не видел подобной галереи. «Хамбо лама в этом деле первооткрыватель, - сказал Егоров. – Об этом я давно мечтал, и вот, моя мечта сбылась».

В свою очередь, Дид хамбо лама Дагба Очиров добавляет, что все произведения имеют под собой традиции и сюжеты от родной земли и многих поколений предков.  И служат нитью, связующей прошлое с будущим, традицию с современностью, человека с огромным миром. «Мы уверены, что  истинные буддийские шедевры в исполнении дальнейшем станут настоящим мировым брендом Бурятии», - подчеркнул он.

Давным-давно это было. Тот, кто рассказывал мне эту сказку, слышал ее от деда, а тот в свою очередь тоже от деда своего.

В распадке меж острых скал и высоких гор, около реки Уды, жил кочующий охотник-тофалар. Звали его Кууламай.

Имел Кууламай лук и стрелы, хранил их в деревянном кобыре, который носил за спиной.

[Кобыр - колчан. ]

Была у охотника жена Маймаяк. Долго они жили вместе, но детей не было, а чужих растить никого не взяли.

Жили в стойбище Кууламая Мунго и Халяй. Мунго вместе с Кууламаем на охоту ходил, дичь приносил, соболя промышлял. А Халяй за оленями смотрела, шила из шкур изюбря и лося покровы к чуму, а при перекочевке вместе с Маймаяк вьючила оленей и вела караван.

Кууламай часто горевал, что нет у него детей. Однажды он обратился к шаману:

- Скажи, глубокопочитаемый Мээркпан, почему у меня детей нет? При камланиях ты много видишь, посещаешь верхний, средний и нижний миры. Попроси у Бурхана для меня ребенка. Я ему в жертву оленей отдам...

Надел Мээркпан свой плащ со множеством жгутов, вышитый оленьим волосом и перьями птиц, надел головной убор с перьями от черного гуся, взял бубен, колотушку и начал шаманить. Долго бил Мээркпан колотушкой, прыгал вокруг костра, а потом упал, обессилев. А когда отдышался шаман, стал говорить Ку-уламаю:

- Найди крыло молодого орла. Из этого крыла я сделаю ээрэн, тогда у вас будут дети.

[Ээрэн - шаманский пояс. ]

Кууламай знал две скалы, где жили орлы. С отвесной стороны этих скал были пещеры. Кууламай говорит Мунго:

- Сегодня мы возьмем длинные ремни, залезем на скалу с пологой стороны, а потом ты спустишь меня в пещеру к орлам.

Взяли они ремни и пошли. Поднялись на скалу. Привязался ремнями Кууламай крепко и велел Мунго понемногу спускать его. Так, цепляясь за острые выступы скалы, пробирался охотник до пещеры, где было орлиное гнездо.

Как только ослабли ремни, Мунго почувствовал, что Кууламай добрался до места. Тогда Мунго бросил ремни, а сам спустился со скалы и пошел к стойбищу.

Давно он хотел погубить Кууламая, забрать его оленей и жениться на Маймаяк, - с ней был уже в сговоре, но все никак не мог решиться. Теперь надеялся, что Кууламай умрет в пещере без пищи и воды.

Пришел Мунго на стойбище и рассказал, что сорвался Кууламай в пещеру и разбился.

Вскоре Маймаяк вышла замуж за Мунго, а мужа совсем забыла и вспоминать о нем не хотела. Только одна Халяй не верила словам Мунго и чувствовала сердцем что-то неладное.

Наступило лето. Жара донимала и оленей, и людей. Мунго перекочевал в горы, где летом всегда бывает прохладно.

Кууламай в это время жил в пещере с орлицей и тремя маленькими орлятами. Сначала орлица хотела сбросить его вниз, ведь она знала, зачем пришел сюда этот человек, но посмотрела ему в глаза и раздумала. Она приносила кабаргу, зайцев, глухарей. Кууламай разрывал их на куски и делил на равные части. Во время дождя он подставлял ладони под скалу, собирал капли и пил их. А в сильную жару, когда скала была суха, он лизал пот, который появлялся у носа орлят. Орлица приносила в клюве капли речной воды, но их было мало, и Кууламай всегда хотел пить.

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия