Аудиосказка «Алтан-Хайша - Золотые Ножницы»

Аудиосказка «Алтан-Хайша - Золотые Ножницы»

читает директор, главный редактор информационного агентства «Восток-Телеинформ», руководитель проекта «Байкальские сказки» Анжелика Мешкова


Тайсаев, золотые ножницы.jpg
Тайсаев Баир, «Алтан-Хайша - Золотые ножницы», 2016 год

Алтан-Хайша — Золотые Ножницы

Давным-давно жил мудрый хан. У этого хана был один-единственный наследник-сын. Глядя, как подрастает сын, часто задумывался хан: «У моего единственного сына сердце доброе, но умом он не вышел. Что будет с ним, когда я состарюсь и умру? Надо найти ему умную, толковую жену, такую, чтобы сумела его на правильный путь наставить, вовремя совет хороший дать. Но где найти такую жену?»

Отправил хан на поиски умной девушки своих послов — сайдов и тушемилов.

Сайды и тушемилы объехали все улусы ханства, пробыли много дней в пути, но нигде не нашли подходящей девушки. Красивых много повстречали, умных немало, а такую, какую хан приказывал найти, нигде не нашли.

В конце пути зашли они в один отдалённый улус. Видят — на самом краю села стоит бедная, дырявая юрта. Вокруг юрты ничего нет — ни коня, ни коновязи.

Слезли ханские послы с коней, а коней негде привязать, стоят и держат их в поводу. В это время выглянула из юрты девушка. Увидела гостей, спрашивает:

— Что вы не зайдёте в юрту? Чего здесь ищете?

Ханские послы говорят:

— Хотели к вам зайти, да вот коней негде привязать.

Засмеялась девушка:

— Неужели не найдёте, где привязать? Вот перед вами — зима, а вот — лето, привяжите к ним своих коней!

Оглядываются послы, смотрят друг на друга — ничего не могут понять: как коней привязать к зиме и лету?

Чванливые ханские послы рассердились на дерзкую девушку, посмевшую насмехаться над ними. Сели на своих коней и поехали во дворец.

Предстали сайды и тушемилы пред светлые очи хана. Стал хан расспрашивать их: где побывали, с кем встречались, нашли ли где умную девушку?

— О, великий хан! — отвечают они. — Всё ханство объехали, почти в каждую юрту заглядывали и с каждой встречной девушкой разговаривали, а нигде для тебя подходящей невестки не нашли.

— А в бедные юрты заглядывали?

— Конечно, — отвечают сайды и тушемилы. — Напоследок в такую бедную, дырявую заглянули, что возле неё ничего нет — ни коня, ни даже коновязи. В ней живёт полоумная девушка. Говорит какие-то неразумные слова, понять их невозможно.

— Что же она вам сказала?

— Выглянула из юрты и спрашивает, что мы ищем. Говорим — негде коней привязать. Она нам отвечает: «Вот перед вами — зима, а вот — лето, привяжите к ним своих коней!» Бестолковая какая-то девушка.

Усмехнулся хан и говорит своим послам:

— Не лежали ли возле юрты сани и телега?

Удивились тушемилы и сайды, посмотрели друг на друга и говорят:

— О, великий хан! Какой же ты проницательный! На самом деле, возле юрты лежали сломанные сани и телега.

— Вот вам и зима, и лето! — сказал хан. — Вы хоть и ханские сайды и тушемилы, а не поняли этой загадки. Теперь вы мне скажите, где живёт эта девушка, я сам поеду к ней!

Долго ли ехал хан, только приехал он к этой драной юрте. Сошёл с коня, привязал его к телеге и вошёл в юрту. Сидят в юрте старик со старухой, сидит и что-то вяжет красивая девушка. Думает хан: «О, в ней и ум, и красота!» — и спрашивает девушку:

— Как тебя зовут?

Девушка бойко отвечает:

— Меня зовут Алтан-Хайша — Золотые Ножницы.

— А почему тебя так зовут?

— Я все хитрости-премудрости разгадываю, как нити ножницами разрезаю!

— Принеси-ка мне верёвку из пепла, — говорит хан, — перевязать надо кое-что.

Забеспокоились старик со старухой: как дочка ханский приказ выполнит? А Алтан-Хайша весело отвечает:

— Подождите немножко, сейчас принесу!

Вышла она из юрты, быстро свила верёвку из соломы, принесла её, положила у ног хана и подожгла. Сгорела солома — осталась верёвка из пепла.

— Вот вам, великий хан, верёвка из пепла! — говорит она.

Усмехается хан и говорит, довольный:

— Не долго же ты думала, да хорошо сделала!

Хан приказал сварить тринадцать яиц, дал их Алтан-Хайше и говорит:

— Выведи-ка мне тринадцать цыплят из этих яиц!

— Хорошо, великий хан! — отвечает Алтан-Хайша. — Только цыплятам нужен корм. Возьмите эту кашу и посейте её. Пока цыплята вылупятся из яиц, из каши вырастите просо, обмолотите его, вот вам и будет корм для них.

Родители Алтан-Хайши испуганно озираются: вдруг хан разгневается за такие вольные слова и прикажет их заточить в темницу. А хан не гневается, только усмехается и думает про себя: «Долго я прожил на свете, но такой умной девушки ещё не встречал! Лучшей невестки мне не сыскать!»

Обернулся хан к отцу Алтан-Хайши и говорит:

— Хочу, чтобы ваша дочь Алтан-Хайша стала моей невесткой!

Старик растерялся и говорит:

— О, великий хан! Пожалей нас. У нас единственная дочь. Кто нас будет кормить, скоро мы совсем состаримся, за нами некому будет ухаживать да присматривать. Не можем тебе свою дочку отдать!

Хан говорит:

— Я прикажу вам новую юрту поставить, до конца ваших дней будут вас кормить, вы ни в чём не будете нуждаться.

Старик говорит:

— Надо ещё саму Алтан-Хайшу спросить — как она скажет…

Согласилась Алтан-Хайша.

Приехали за ней ханские посланцы, отвезли во дворец.

Устроили такую пышную свадьбу, каких ещё никогда не знала страна бурятская: мяса наварили целую гору, вина наготовили целое озеро, гостей пригласили со всех концов земли. Девять дней и ночей пировали, а на десятый день едва-едва разошлись по домам.

Довольны все: хан доволен молодой невесткой, ханский сын доволен красавицей женой, а Алтан-Хайша довольна молодым мужем: хотя он не удался умом, но зато пригож собой и сердцем добр.

После свадьбы хан говорит сыну:

— Собирайся, поедем на охоту!

Оседлав лучших коней, поехал хан с сыном на охоту. Приехали в одну падь, стали охотиться. Хан скоро убил косулю и говорит сыну:

— Я пойду в другую падь, ещё немного поохочусь, а ты оставайся здесь и приготовь нам обед.

Сын спрашивает:

— Как же я приготовлю обед? Ведь мы не взяли с собой ни котла, ни тагана!

— В лесу много деревьев. Обойдись деревянной посудой!

Хлестнул хан коня и ускакал.

Ханский сын достал топор, срубил дерево и стал делать котёл. Долго возился он, сделал неглубокую дыру в обрубке.

Тут хан, весёлый и довольный, вернулся с охоты, вторую косулю привёз. Видит он, что сын сидит на прежнем месте, обливается потом, мается, сосновый обрубок долбит — деревянный котёл делает.

Схватил хан плётку и стал хлестать неразумного сына. Потом вскочил на коня, приказал сыну домой возвращаться.

Сын едва-едва на своего коня взобрался и поехал за отцом.

Долго так ехали — хан впереди, а сын далеко позади плетётся. Оглянулся хан, видит — сын сильно отстал, и кричит ему:

— Эй, сын, тяни своего коня за хвост!

Сын соскочил с коня и стал тянуть его за хвост. Увидел хан, опять стал гневаться. Подъехал к сыну и принялся стегать плетью. Стегал до тех пор, пока сам не устал.

Приехали они домой, оба невесёлые, злобные, оба молчат. Сели молча за еду. Встали из-за стола, ханский сын сейчас же к себе отправился, лёг в постель и охает, стонет.

Алтан-Хайша спрашивает его:

— Что с тобой? Почему ты стонешь, охаешь?

— Ох, ох, кругом болит, всё тело ноет.

— Что у тебя болит? Не захворал ли?

— Нет, не захворал. Отец меня во время охоты долго плетью хлестал.

— За что же он тебя? — спрашивает Алтан-Хайша.

— Я сам не знаю. Видно, он помешался в уме на старости лет.

Приехали в одну падь, он убил косулю и говорит: «Готовь нам еду!» Я спрашиваю: «Как же буду готовить еду? У нас ни котла, ни тагана нет». Он говорит: «Обойдись деревянной посудой». Ну, я срубил дерево и принялся деревянный котёл выдалбливать. Подъехал он, увидел это, ничего не сказал и давай меня хлестать…

— А за что же он бил тебя во второй раз? — спрашивает Алтан-Хайша.

Ханский сын говорит:

— Когда мы возвращались с охоты, я отстал. Отец кричит: «Тяни своего коня за хвост!» Я и стал тянуть коня за хвост. Тут отец подъехал ко мне и опять долго плетью бил. Нет, видно, он совсем рехнулся…

Выслушала это Алтан-Хайша и говорит своему супругу:

— У твоего отца ум светлый, а у тебя не хватило ума понять его слова!

— А как можно понять их? — спрашивает ханский сын.

Алтан-Хайша говорит:

— Когда отец сказал тебе: «Обойдись деревянной посудой», тебе надо было нанизать мясо на сучок и изжарить на костре. Вот тебе и «деревянная посуда»!

— А зачем он велел мне тянуть коня за хвост?

— Да разве это велел тебе сделать хан? Он только требовал, чтобы ты не отставал, погонял хорошенько своего коня. Вот тебе и «тяни коня за хвост».

Старый хан подслушал их разговор и думает: «Не обманулся я в Алтан-Хайше! Нет никого острее умом, чем она. Все мои сайды и тушемилы по сравнению с ней глупые и неразумные. Могу я теперь спокойно оставить своё ханство и отправиться к соседу — Шажин-номон-хану. Он славится своим умом, надо испытать, так ли он умён, как люди говорят?»

Собрался хан и поехал с двумя баторами в соседнее ханство, к Шажин-номон-хану.

Попал в самый разгар большого праздника. У Шажин-номон-хана множество гостей. Сам Шажин-номон-хан, важный, гордый, спрашивает гостя:

— Зачем пожаловал ко мне?

— Хочу состязаться с тобой, узнать, кто из нас острее умом.

— Согласен, — говорит Шажин-номон-хан, — я буду тебе загадки загадывать, а ты отгадывай.

Шажин-номон-хан загадывает самые мудрые загадки, а хан не задумываясь их отгадывает. Досадно стало Шажин-номон-хану, он и говорит гостю:

— Моя очередь отгадывать.

Хан загадал такую загадку, что Шажин-номон-хан и отгадать не может. Загадал другую — и эту отгадать не может. Загадал третью — сколько ни бился Шажин-номон-хан, не мог и третью разгадать. Потерял он разум от злобы и гнева, приказал стражникам заковать хана в цепи и привязать к столбу.

— Через три дня отрубите ему голову! — приказал Шажин-номон-хан. — А баторов его казните сейчас же!

Видит хан — грозит ему неминуемая смерть. Стал он просить Шажин-номон-хана:

— Какая тебе польза, если отрубишь мне голову? Не разумнее ли будет взять за меня большой выкуп?

Жаден был Шажин-номон-хан. Спрашивает хана:

— А чем ты откупишься?

Хан говорит:

— Возьмёшь много овец и коров, да в придачу много золота и серебра. Только позволь мне письмо написать — будет тебе всё: и скот, и добро.

Созвал Шажин-номон-хан своих нойонов — князей и знатных лиц, стал с ними большой совет держать.

Нойоны говорят:

— Голову ему отрубить не трудно, лучше выкуп взять.

Шажин-номон-хан говорит:

— Пускай напишет домой письмо — велит выкуп за себя доставить.

Стал хан письмо домой писать: «Приехал я с моими баторами в славное ханство Шажин-номон-хана и попал как раз на богатый праздник. Остался я погостить у славного Шажин-номон-хана. Целые дни пирую и веселюсь. Сплю на мягкой зелёной кровати, укрываюсь синим одеялом, расшитым золотом. Славный Шажин-номон-хан подарил мне дорогие драгоценности на руки и ноги, пожаловал на шею серебряную витую цепь. Для услуг приставил своих людей, они от меня ни днем, ни ночью не отходят.

Как получите письмо, приготовьте славному Шажин-номон-хану богатые дары: гоните весь мой рогатый скот, вслед за ним гоните весь мой безрогий скот. Из трёх осин золотых, что выросли у нас во дворе, две срубите и на месте сожгите, а одну везите с собою до границ владений славного Шажин-номон-хана. Сивого моего коня с собой не берите — он скакун плохой, никому здесь не нужен, пусть в своей конюшне стоит. Письмо это пусть разрежет своими золотыми ножницами моя молодая невестка».

Прочёл это письмо Шажин-номон-хан, прочли его тушемилы и нойоны и сказали:

— Богатый выкуп требует хан прислать нам! А умом, видно, он не очень богат: сколько глупых слов в письме!

Три посла Шажин-номон-хана поскакали в земли хана.

Вручили они это письмо ханскому сыну. Он прочитал — ничего не понял. Ханские нойоны, сайды и тушемилы прочли, тоже ничего не поняли. Одно поняли: надо ханский приказ выполнять.

Забегал ханский сын, забегали нойоны, сайды и тушемилы, приказывают сгонять всех коров, быков и овец. Бегают по двору, смотрят, где золотые осины выросли. Во дворце стоит шум, крик, суета. Один из сайдов и говорит:

— Требует наш хан, чтобы его письмо разрезала золотыми ножницами его молодая невестка. Надо отнести письмо к ней!

Принесли письмо к Алтан-Хайше. Прочла она и говорит:

— Схватите двух посланцев Шажин-номон-хана, заточите в темницу, а третьего закуйте в крепкие цепи!

Не ослушались сайды и тушемилы, сделали так, как велела Алтан-Хайша. После этого она созвала всех и сказала:

— Не так вы поняли письмо хана! Попал он в большую беду, вот и пишет нам так, чтобы никто кроме нас не понял. «Остался я погостить у славного Шажин-номон-хана» — означает, что наш хан попал в плен… «Целые дни пирую и веселюсь» — целые дни горюю и тоскую; «сплю на мягкой зелёной кровати» — лежу на зелёной траве; «покрываюсь синим одеялом, расшитым золотом» — сплю под открытым звёздным небом; «на руки и ноги подарил мне Шажин-номон-хан дорогие драгоценности» — приказал надеть оковы на руки и ноги; «пожаловал на шею серебряную цепь» — привязал меня за шею верёвкой; «для услуг приставил мне своих людей, они от меня ни днём, ни ночью не отходят» — приставил ко мне грозную стражу.

Слушают сайды и тушемилы, слушают нойоны, ханский сын, дивятся мудрости Алтан-Хайши, она им дальше читает:

— Просит наш хан пригнать к Шажин-номон-хану весь свой рогатый скот, а вслед за ним й весь безрогий скот — это означает, что хан велит собрать своих воинов с луками, с копьями, а за ними воинов с мечами. Из трёх золотых осин, что выросли у нас во дворе, приказывает две срубить, а одну вести до границ владений Шажин-номон-хана. Это значит — двух послов Шажин-номон-хана убейте, а третьего возьмите в провожатые.

— О каком сивом коне пишет наш хан? — спрашивают все.

— Пишет он о своём сыне, — говорит Алтан-Хайша, — велит ему здесь остаться. Готовьте войска, надо в поход идти!

Собрались быстро ханские войска. Впереди пошли лучники, сзади пошли воины с мечами, сама Алтан-Хайша их повела. Пленный посланец Шажин-номон-хана дорогу указывает.

Тучей налетели войска хана, нагрянули они на владения Шажин-номон-хана. Он даже войско своё собрать не успел. Схватили Шажин-номон-хана, привели его к Алтан-Хайше.

Алтан-Хайша спрашивает его:

— Доволен ли ты, славный Шажин-номон-хан, нашими подарками?

От страха Шажин-номон-хан трясётся, слова вымолвить не может.

Приказала Алтан-Хайша связать его, как барана, и везти в своё ханство.

А старый хан вернулся домой, собрал всех своих подданных и сказал:

— На всей земле нет такой мудрой женщины, как Алтан-Хайша! Как умру, пусть она правит моей страной!

Так по наказу хана и стало. После смерти хана стала правительницей ханства мудрая Алтан-Хайша — Золотые Ножницы, девушка из бедной семьи.

Говорят, она до сих пор правит.

18.02.2016

То ли в долине Осы, то ли в долине Иды, но непременно в одной из них, жили-были сметливый батрак и глупый богач. Сметливый не имел ни собаки, которая бы лаяла, ни скота, который бы пасся то ли в долине Осы, то ли в долине Иды. Зато был бедняк статным, ловким, веселым и острым на язык. А завистливый и жадный богач, разжиревший не в меру, если чем и прославился, то своим многочисленным скотом, полным амбаром хлеба и тугим умом.

Однажды заходит сметливый батрак к богачу, а тот сидит на хойморе и перед ним блюдо с жирным дымящимся мясом. Уплетает богач мясо за обе щеки, только за ушами трещит. Увидал он батрака и говорит:

— Эй ты, оборванец, откуда и зачем явился? Не про тебя ли слух идет, будто ты ловкий обманщик? Если так, то попробуй обмануть меня. Обманешь — получишь в награду полное блюдо свеженины.

— Да, это верно, — согласился батрак, — хитрить я умею. Только сегодня, как назло, забыл свою хитрость дома. Дайте мне коня съездить за нею.

— Это можно, — отвечает богач. — Да не задерживайся!

Сел сметливый батрак в седло и умчался со двора.

— Хорошо, что я дал ему резвого коня, — думает глупый богач, — быстрее обернется.

А сметливый перевалил Пурастинский хребет, да и пропал, словно в воду канул.

Ждет богач день, ждет другой. На третий день велит оседлать коня. «Что за нерасторопный человек!» — удивляется глупец.

После долгих поисков нашел богач юрту сметливого батрака, откинул полог, переступил порог и видит: сидит батрак на хойморе, а перед ним — горы только что сваренного мяса. Ест батрак, даже слова некогда промолвить.

— Ты куда пропал, чертово отродье?! — закричал богач, задыхаясь от гнева. — Где мой конь?

— Вы же сами велели обмануть вас. Вот я и обманул, — отвечает смекалистый батрак. — В награду мне обещано полное блюдо свеженины. Я не стал дожидаться, когда мне ее подадут, превратил вашего коня вот в эту гору мяса.

— Ах ты голодранец! Эх ты, обжора этакий! — закричал обманутый богач. — Разве от тебя дождешься чего-нибудь путного!

Выскочил он разозленный на улицу, поджег юрту батрака и уехал.

Остался на месте бывшей юрты один лишь пепел. Сметливый батрак собрал весь пепел в мешок и отправился к самому Хартагай-хану. Увидели дочери Хартагай-хана человека с мешком на спине, выбежали из дворца и окружили сметливого батрака.

— Покажите нам, почтеннейший, что у вас в мешке, — просят они.

— Эка невидаль! — смеется батрак. — В мешок засунута моя войлочная юрта.

— Как может вместиться в мешок целая юрта? — удивились ханские дочери и пуще прежнего стали упрашивать. — Дай хоть одним глазком взглянуть.

— Юрта спасает меня от солнца и дождя, от холода и зноя, — говорит сметливый батрак. — Уже одно это заставляет меня беречь ее как зеницу ока. Но юрта еще и заколдована: если на нее посмотрит хоть одна дангина, то жилище мое превратится в пепел. Как же я могу вам показать содержимое мешка, если каждая из вас по красоте своей подобна солнцу и луне, каждая может оказаться дангиной.

Решили убедиться ханские дочери в своей неотразимой красоте, стали хватать за рукава сметливого батрака:

— Непременно покажи! И ничего не бойся: если твоя юрта превратится в пепел, то наш отец прикажет поставить тебе новую.

Развязал сметливый батрак свой мешок. Стали ханские дочери заглядывать сначала в малую щелочку, но, кроме темени, в мешке ничего не увидели. А когда открыл сметливый батрак мешок пошире, то посыпался из него пепел.

— Да мы, оказывается, и в самом деле красавицы-дангины! — возликовали сестры.

Побежали они на радостях к Хартагай-хану.

— Батюшка хан, — стали просить они отца, — поставь батраку новую юрту.

И хан не стал, говорят, разочаровывать своих любимиц, одарил сметливого батрака новой юртой.

Через малое время глупый богач решил проверить, чем же занят его сметливый обидчик. Сел на коня, поехал взглянуть на пепелище, которое осталось от сожженной юрты батрака. Прискакал в бедняцкий аил и глазам своим не верит: стоит на прежнем месте новая войлочная юрта, а из трубы дымок вьется. Глупый богач от изумления так и застыл с открытым ртом, а когда увидел сметливого батрака за столом перед полным блюдом свежей баранины, то дар речи потерял. Пришлось хозяину первым приветствовать гостя.


Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия